91d9175f

Аренев Владимир - Паломничество Жонглера (Фрагмент)



Владимир АРЕНЕВ
Паломничество жонглера
(фрагмент)
Часть первая. "Кому ты нужен, шут?!",
или Роскошь не верить в чудеса
Глава первая:
Дракон снизошедший. Неправильные гвардейцы. Ночевка в горах.
Старый знакомый - новая угроза. "Вошли!"
У жонглера права - на чужую кровать;
втихаря воровать, вглухаря попивать.
Да ведь я-то на большее не претендую...
разве только на грошик в кармане у вас.
Кайнор из Мьекра
по прозвищу Рыжий Гвоздь
Отсюда, с земли, Дракон казался безобидным, похожим на свои священные
статуэтки. И был точно так же недвижим: парил, раскинув крылья двумя
клочьями монашьего зонта.
Четверо людей, вот уже который час упражнявшиеся в скалолазаньи, ему,
наверное, казались такими же фигурками-безделками. Только люди, в отличие
от Огненосного, и впрямь были безобидными.
- ...безобидней некуда! - буркнул один из них, горбатый и косматый
старик в не очень-то опрятных лохмотьях. Приличный нищий с Королевской
площади постеснялся бы такие надеть, Цапля - свидетель! Но кажется,
ветхость рванины - так же, как и опрятная одежда его спутников, старика
беспокоили сейчас мало. Он замер, по-совиному вывернув голову к небесам -
согбенный, страшный, с непонятным каким-то свертком подмышкой - и следил
ярко-желтым глазом за круженьем Дракона в небесах.
- Боишься, как бы не задождило? - с пониманием ухмыльнулся дебелый
парень. Неполный доспех сиял на нем фальшивым медяком: нагрудник, правый
наруч и шлем-кабассет. - Не боись, тебе оно даже на пользу пойдет-то.
Старик вращеньем глаза нацелил на паренька свой бездонный зрачок - и
весельчак, мигом потускнев, от дальнейших высказываний решил воздержаться.
Хмыкнул, кашлянул в кулак, почапал по тропе дальше. Не очень, мол, и
хотелось, тоже мне, строгач какой нашелся! Если б не Фриний, наши бы с
тобой пути, старичина, никогда не пересеклись!..
Фриний шагал как раз следом за счастливым обладателем доспехов и
чувства юмора (ущербного, как и доспехи). Высокий, выше головы, посох с
когтевидным навершием недвузначно свидетельствовал об умениях своего
обладателя: чародейское искусство, мастер ступени третьей-четвертой. А то и
больше.
Во всяком случае Фриний-то сразу сообразил, что привлекло внимание
старика. Придерживая одной рукой худенького подростка, чародей подошел к
горбатому.
- Думаешь, заметил нас?
Старик ухнул простудившимся филином, что, вероятно, должно было
означать смех.
- Еще как заметил! Если ты помнишь, Дракон не снисходил уже давненько.
И это его появление... не думаю, что Огненосному приспичило поохотиться на
мархуров-муфлонов.
- Но... - Фриний осекся и скривил в гримасе надломанный рот. Два
шрама, тянувшиеся от уголков губ едва ли не к ушам чародея, отчетливо
проступили, придавая ему сходство со вставшей на задние лапы жабой. -
Ладно, - сказал он. - Всякие "но" оставляем на потом. Если Дракон здесь
из-за нас, значит, тем более нужно спешить.
Подросток, все это время простоявший рядом с отстраненным видом
деревенского полудурка, вдруг оглушительно чихнул. И снова замер тем же
таки полудурком.
Каковым, кстати сказать, в действительности был.
- И то правда, - отозвался старик. - Пойдем. Хорошо б, если успеем до
ночи.
Был шестнадцатый день месяца Дракона 700 года от Первого Снисхождения.
Огненосный над их головами продолжал с каллиграфической точностью
выписывать круги.
* * *
...в начале месяца Кабарги 699 года от П.С.:
В каждом мире, стране, городе и в каждой, буквально каждой голове -
будь это хитиновая бусинка муравья-стражника или ж



Назад