Наркологический центр в Новосибирске платный наркологический стационар в Новосибирске. 91d9175f

Ардаматский Василий - Я 11-17



ВАСИЛИЙ АРДАМАТСКИЙ
«Я 1117»
Аннотация
Повесть «Я 1117» рассказывает о рискованных приключениях и славных подвигах советского воина в тылу врага во время Великой Отечественной войны.
1
Шла к концу последняя военная зима. Наши войска уже пробивались к Берлину, а здесь, в глубоком тылу советских войск, оставался этот мешок, набитый гитлеровскими дивизиями, и не затихая шли упорные бои.

Вполне боеспособные, хорошо вооруженные дивизии, не сумев предотвратить свое окружение, теперь проявляли большую стойкость и военное искусство. На первых порах им сильно помогало и то обстоятельство, что в их распоряжении были порт и открытая морская дорога в Германию, — они оттуда получали вооружение и боеприпасы.
И все же узел постепенно стягивался, и положение окруженных становилось все хуже и хуже. Перестали приходить транспорты из Германии — гитлеровской ставке было уже не до этих окруженных дивизий. О контрнаступлении из мешка немецкое командование больше не думало.

У него появились совершенно иные заботы.
…Оттепельной мартовской ночью солдаты разведроты капитана Дементьева, вернувшись из ночного рейда, приволокли гитлеровского офицера. Он оказался штабным капитаном с красивой фамилией Эдельвейс.
Разбудили Дементьева. Спросонья покачиваясь, он шел в домик штаба и с досадой думал, что ему предстоит сейчас допрашивать еще одного истерика. Весь вопрос только в том, какая истерика у этого: «Хайль Гитлер» или «Гитлер капут»?

Дементьева одинаково раздражали и те и другие, он не верил ни тем ни другим.
Немецкий офицер спокойно, но с любопытством рассматривал Дементьева, пока тот знакомился с отобранными у него документами. Просматривая их, Дементьев задал немцу несколько вопросов, и его уже в эти первые минуты допроса поразило, как спокойно отнесся гитлеровец к своему пленению. Держался он совершенно свободно, охотно отвечал на вопросы.
— При каких обстоятельствах вы взяты в плен?
Капитан Дементьев всегда любил задавать этот вопрос. Ответ пленного было интересно сопоставлять с тем, что уже было известно из рапорта разведчиков.
— При самых обыденных… — Немец грустно улыбнулся. — Я возвращался с передовых позиций, в моем мотоцикле заглох мотор. Я разобрал карбюратор, а собрать его мне помешали ваши солдаты. Вот и все…
— Видно, война в том и состоит, — усмехнулся Дементьев, — что солдаты обеих сторон мешают друг другу жить. Но согласитесь, что мои солдаты для вас избрали помеху не самую тяжелую.
— О да! — Немец засмеялся, но тут же улыбка слетела с его лица. — Но, вероятно, эта самая тяжелая помеха ожидает меня теперь?
По напряженному взгляду немца Дементьев понял, что он спрашивает серьезно.
— У нас пленных не расстреливают.
— О да! Их вешают.
— Это зависит от размера вашего преступления перед нашим народом, — сурово и чуть повысив голос, сказал Дементьев.
— Но, говорят, самым страшным преступлением у вас считается принадлежать к партии Гитлера. Не так ли? А я как раз убежденный националсоциалист.

С тысяча девятьсот тридцать седьмого года.
— Убежденный? — Дементьев с хитрецой смотрел в глаза немцу. — Убежденные выглядят не так и ведут себя иначе.
— Поминутно кричат: «Хайль фюрер!»?
— Или «Гитлер капут».
Немец засмеялся, откинувшись на спинку стула. Вместе с ним смеялся и Дементьев.
— Вы не лишены остроумия, — сказал немец. — Между прочим, вы говорите понемецки, как истинный берлинец. Откуда это у вас?
— Мой отец много лет работал в советском торгпредстве в Германии. Я вырос в Берлине.
— Берлинский акцент, как след оспы, вытравить



Назад