91d9175f

Апраксина Татьяна - Черный Истребитель



ТАТЬЯНА АПРАСКИНА
ЧЕРНЫЙ ИСТРЕБИТЕЛЬ
Расскажи мне, дружок, отчего вокруг засада:
Отчего столько лет нашей жизни нет, как нет?
От ромашек-цветов пахнет ладаном из ада,
И апостол Андрей носит Люгер-пистолет?
Оттого, что пока снизу ходит мирный житель,
В голове все вверх дном, а на сердце маята —
Наверху в облаках реет черный истребитель,
Весь в парче-жемчугах с головы и до хвоста.
Кто в нем летчик — пилот, кто в нем давит на педали.
Кто вертит ему руль, кто дымит его трубой?
На пилотах чадра, ты узнаешь их едва ли,
Но если честно сказать, те пилоты — мы с тобой.
А на небе гроза, чистый фосфор с ангидридом;
Все хотел по любви, да в прицеле мир дотла...
Рвануть холст на груди, положить конец обидам —
Да в глазах чернота, в сердце тень его крыла.
Изыди, гордый дух, поперхнись холодной дулей!
Все равно нам не жить, с каждым годом ты смелей...
Изловчусь под конец и стрельну последней пулей —
Выбью падаль с небес.
Может станет посветлей.
Б. Гребенщиков «Истребитель»
(по изданию Москва, Нота-Р, 2002 Москва, Аннао 2002: «БГ песни»)
1. Кэсс: День 1й
День начался с дурацкого приказа.
День или ночь, она не знала — стояли сумерки, но ее вытряхнули из медицинской капсулы и передали распоряжение срочно явиться в штаб. Кэсс наскоро оправила китель и пошла сквозь хаос только что и наскоро развернутой базы.

В голове после экстренного пробуждения творилась вполне привычная сумятица, и она шла на автомате. Сшибла какого-то молоденького техника с коробкой в руках, ударилась о коробку, но едва заметила это.
В штабе помимо родного командира оказался некий незнакомый тип в серо-синей форме СБ.
— Кэсс, — чуть напрягаясь, вздернула она подбородок в приветствии, нарушая этикет и представляясь позывным, а не званием и фамилией.
— Штаб-капитан Эскер Валль, — профессионально улыбнулся эсбэшник и протянул в приветствии руку.
— Чем обязана, командир? — игнорируя его, спросила Кэсс, переводя взгляд на Полковника, а интонацией подчеркивая раскладку «свой-чужой».
— Как раз штаб-капитану Эскеру. У него есть для тебя задание.
Кэсс резко вскинула брови. Отчего-то не было ни малейшего желания обращаться к эсбэшнику по имени.
— Слушаю вас... капитан.
— Может быть, присядете? Разговор небыстрый.
Кэсс уселась на табуретку, подложив под себя ногу. Полковник, лукаво щуря уголки глаз, показал одновременно и осуждение, и понимание выбранного ей стиля общения со штаб-капитаном.
СБ в Корпусе не любили, если не сказать проще — ненавидели. Их презирали, никогда не допускали в свой круг, подчинялись бесконечным проверкам, стиснув зубы и демонстрируя только одно — аристократическое снисхождение к манерам эсбэшников.
— Капитан, пожалуйста, отнеситесь со всем вниманием к тому, что я вам сейчас скажу.
Пауза. Кэсс равнодушно кивнула, но насторожилась — начало было необычным, а от необычного в связи с СБ хорошего ждать не приходилось.
— Я обладаю информацией... достоверной информацией о том, что среди ваших людей есть агент вражеской разведки.
Кэсс не вскочила, как захотелось сначала, просто медленно-медленно поставила на пол обе ноги и выпрямила спину, сверля Эскера недобрым взглядом.
— Я имею в виду непосредственно вашу эскадрилью.
— Я поняла, — спокойно ответила Кэсс. — Доказательства?
На стол перед ней легли бумаги.
— Вот, посмотрите. Во время операции на Эйки-5 действовали две эскадрильи. Ваша и Шеллара.
Кэсс согласно кивнула.
— Операцию мы, как помните, провалили. Именно потому, что противник получил данные о ее ходе. В план были посвящены в



Назад