91d9175f

Анфимова Елена - Русалка Шеле



Елена Анфимова
Русалка Шеле
Как-то на исходе угасающего зимнего воскресенья неподалеку от
Петропавловской крепости, у края полыньи, стоял одинокий гражданин. В
руках у гражданина была искусственная шуба и красная мохеровая шапочка
затейливой вязки. Взгляд его был сумрачен и направлен в черную воду.
Неожиданно из догорающего дня появился некто в мохнатом головном уборе,
именуемом в народе "шапка из Дружка" и подвергнутом порицанию в
многочисленных газетных статьях. Обладатель шапки, видимо, газет не читал
и поэтому нес голову достаточно высоко:
- Это что здесь, а? Что будет-то, я спрашиваю? С берега смотрю: рыбу,
что ли, ловят? А может, вы, извините, конечно, топиться хотите? Так это
напрасно. И место плохое выбрали. Ленинград - город-музей под открытым
небом. Иностранцы... А вы - в самом центре. Нехорошо это. Неэти...
Однако последние слова, которые хотел произнести обладатель мохнатой
шапки, встали у него поперек горла, рот так и остался незакрытым. А
произошло это оттого, что вода в полынье пришла в движение, забурлила, и
из пучины показалась нагая женщина.
Если бы вы, читатель, присутствовали при этом сверхъестественном
явлении и не потеряли самообладания, то отметили бы для себя, что
выходящая из воды дама похожа на боттичеллиевскую Афродиту - прямо один к
одному. Но словоохотливый незнакомец не способен был ни рассуждать, ни
вспоминать: он издал горлом тихий писклявый звук, сорвал с головы свою
позорную шапку, метнул ее в сторону непонятного и бросился к меркнущему
берегу.
Между тем, гражданин с шубой шагнул к краю полыньи и, протянув руку,
помог прекрасной женщине выбраться на лед. Скрыв наготу красавицы мехом и
нахлобучив красную шапочку на ее зеленые волосы, он издал несколько
восклицаний, которыми обычно на вокзале встречают долгожданного гостя.
Купальщица взяла своего спутника под руку и, наваливаясь всем телом,
сделала несколько тяжелых шагов по направлению к берегу.
- А я уже начал волноваться, - сказал мужчина, которого, кстати, звали
Михаилом. Он выбрал скамейку, защищенную от ветра одним из бастионов
крепости, и усадил гостью. - Думал, что сегодня опять зря прожду. Ну, как
ты, дорогая?
- Не отпускали. Очень долго не отпускали, - нараспев произнесла русалка
Шеле ибо, как вы. вероятно, уже начали догадываться, это была одна из тех
немногочисленных русалок, которые еще обитают в Неве и Ладожском озере.
Замечу, кстати, что в Обводном канале русалок давно нет.
- У тебя не мерзнут ноги? - забеспокоился Михаил, поглядывая на розовые
пяточки своей подруги, стоящие прямо на снегу.
- Ты забыл, любимый, - печально улыбнулась русалка, - у меня нет ног.
Это просто гипноз. Чтобы не травмировать твою психику.
- В таком случае, не мерзнет ли у тебя... хвост? - грубо сказал
Ватрушкин и закурил.
- Тяжело здесь, Миша, тяжело. И дышать трудно, и звуки мешают.
- Транспорт, никуда не денешься, предприятия чадят. Жизнь в большом
городе предполагает...
- Не о том я, не о том, - перебила Шеле. В голосе ее появились
цыганские интонации. - Послушай: весь воздух наполнен звуками. Я слышу,
что было здесь вчера, позавчера, год назад. За полчаса до нас на этой
скамейке бранились. Неужели ты не слышишь? А вот слова любви... вот кто-то
плачет... сморкается.
- Хочешь, уйдем отсюда.
- Куда мы можем уйти... Здесь нет ни частицы свободного пространства:
все звучит, движется. Мне здесь всегда страшно, Миша.
- Это потому, что ты меня больше не любишь.
- Как я могу не любить тебя? - удивилась Шеле и в зна



Назад