91d9175f

Антоновская Анна Арнольдовна - Жертва (Великий Моурави - 2)



Анна Арнольдовна Антоновская
Великий Моурави
Роман-эпопея в шести книгах
Книга вторая
Жертва
Содержание
Жертва
Часть третья
Часть четвертая
Словарь комментарий
ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
ГЛАВА ПЕРВАЯ
По шаткой лесенке, кряхтя, взбирался сутулый Гассан. Под истоптанными
чувяками скрипели ступеньки, сыпалась желтая пыль. Но Гассан, затянув потуже
на высохшей руке веревочную петлю, упорно тянул за собой тусклый медный чан,
наполненный нечистотами и мусором.
Вскарабкавшись на глинобитную стену, Гассан оправил длинную выцветшую
кофту, подтянул отрепья пояса и привычно оглядел крутой ров. Все было, как
неделю назад - в глубине мутнели нечистоты и отбросы, вызывающе тянулся к
солнцу ярко-синий тюльпан. И только прибавилась облезлая метла, на ней
повисло верблюжье копыто, и под бугром торчал сломанный светильник; на
осколке фаянса нелепо розовела рука с приподнятым бубном.
Гассан одобрительно махнул головой, потер ладони и резким толчком
выплеснул из чана нечистоты и мусор. Качнулась розовая рука и исчезла в
зеленой жиже.
По обыкновению, Гассан не замечал зловония рва. Он удобно устроился,
подставил под горячее солнце дрожащие руки, посмотрел на голубое небо,
скользнул взглядом по мозаичным куполам мечети, позолоченным конусам
минаретов, мраморным чашам бань и равнодушно отвернулся.
Эти ханские причуды лежали по ту сторону его жизни. Другое занимало
Гассана: сколько времени пройдет, пока наполненный нечистотами ров,
затвердев, превратится в улицу. Тогда ему, Гассану, не придется кружить,
добираясь к Исмаилу, чей высокий глинобитный забор обрывается как раз у рва
напротив. А кружить с каждым годом становится все труднее.
А не ходить часто к старому Исмаилу старый Гассан, конечно, не может.
Кроме долголетней дружбы, Исмаил его притягивал необычайностью судьбы.
Влачивший жалкое существование одряхлевшего каменщика, Исмаил сейчас
вместо темной лачуги владеет отдельным домиком, утопающим в душистом садике,
мягкой тахтой с ковром и прохладным подвалом, где хранится еда.
А какое угощение подает добрый Исмаил! Жирный люля-кебаб, в изобилии
холодную воду и мазандеранскую дыню.
Гассан с наслаждением втянул в себя воздух.
Это Керим, внук Исмаила, предоставил деду сладкую старость. Конечно,
только при помощи колдовства зеленого дервиша Керим мог превратиться из
нищего каменщика в богатого оруженосца Али-Баиндур-хана, из серого
придорожного камня - в ласкающую взор бирюзу.
Мечтательно вздохнув, Гассан подставил длинную бороду под обжигающие
лучи исфаханского солнца.
Он было предался воспоминаниям о последней встрече с добрым Керимом,
радушно угощавшим его шербетом и рассказами о майданах, куда заводил богатый
караван с товаром жадного Али-Баиндура.
Гассан улыбнулся, вспомнив снисходительные расспросы Керима о его
хозяине ага Хосро, о посещениях таинственного монаха, после ухода которого у
Хосро появлялся кисет с монетами и веселое настроение... Но эти
замечательные воспоминания оборвал раздражительный окрик:
- Гассан, ты сегодня соизволишь сойти с благоухающего трона или ждешь
дружеского толчка для полета к шайтану на ужин?
Старик испуганно оглянулся, подпрыгивая, соскользнул вниз и юркнул в
ветхую дверь; волочившийся за ним на веревке чан звонко стукался о камни.
Посредине дворика, поросшего сорной травой, стоял коренастый молодой
грузин с надменным ртом и узкими, прищуренными глазами. Брезгливо плюнув, он
резко повернулся и поспешил под единственное в дворике дерево - дикий
каштан.
Ага Хосро, как звал его Г



Назад