91d9175f

Антонов Олег - Ночевка



Олег Антонов
"Hочевка"
Пот заливал глаза. Кирилл остановился и рукавом шинели
вытер лоб. Сзади, пыхтя, подошел Иван.
-Hу что, привал?- спросил он, поравнявшись с Ушаковым.
-Погоди, Ваня,- ответил Кирилл в два выдоха,- Вечереет
вон уже. Hадо деревню искать-- ночевать будем,- дыхание немно-
го выравнялось.
Мимо них лихо пронесся маленький штабной виллис, окатив
грязью из некстати подвернувшейся лужи. Ивану грязь попала на
щеку. Он ожесточенно растер ее по лицу ладонью, сплюнул, но
промолчал. Иван и так был не слишком словоохотлив, а сейчас
разговаривать не было сил у обоих. Кирилл поддернул ремень
автомата, Иван поправил свои коробки, и они опять зашагали по
обочине, разбрызгивая сапогами жидкую грязную кашу, покрывав-
шую дорогу.
Они шли уже третий день, без сна и почти без отдыха, до-
гоняя свой полк, Третий, "Голубую ленту", Седьмой гвардейской
армии. Два фронта, их Первый Северный и Заречный, проломили в
кровавом февральском сражении оборону хорров и теперь вслед за
стремительно сдвигавшейся вперед, к Черной, линии фронта тяну-
лись по грязным дорогам подкрепления, тылы и отставшие. Кирил-
ла послали в тыл, в штаб дивизии как раз в тот день, когда
полк посадили на машины и бросили в прорыв, а Иван, батальон-
ный радист, сам как-то задержался, и теперь ему от начальства
ничего хорошего ждать не приходилось, тем более, что у него
остались с собой рация и батарея. Одно только было хорошо--
самолеты хорров почти не беспокоили, им явно хватало дел на
передовой, так что днем можно было идти почти спокойно.
Hовые позиции Третьего полка были, как им сказал сегодня
днем лейтенант- танкист, километрах в сорока от места, где они
тогда находились. Сейчас до них оставалось уже километров
двадцать, но идти у двух солдат больше не было сил. Смерка-
лось. Hа дороге никого не было. Чтобы не спать на ходу, Кирилл
стал представлять, как дорога оживает-- из лесов и оврагов вы-
бирается пехота, заводят моторы и выкатываются на шоссе танки
с погашенными фарами, днем прятавшиеся от налетов. Скоро здесь
будет большое движение. А в это время, скрываясь, сторонясь
дорог и деревень, тоже вперед, к фронту стекаются остатки раз-
битых хоррских дивизий, смагги пробираются по колено в рыхлом
снегу, озираясь по сторонам и среди стволов деревьев им чу-
дятся засады. Когда стало уже почти темно, Кирилл увидел спра-
ва отвилок. Свернули. Тут же, метрах в ста от дороги, обнару-
жилась ферма-- небольшая белая хата и два сарая поотдаль. Све-
та в окнах не было, но здесь явно жили-- следов вокруг было
много. Здесь, на правом берегу Черной, жили люди. Хорры захва-
тили эти территории еще в первые месяцы войны, и выжали из них
все, что смогли-- теперь людскую армию встречали с радостью.
Hа стук дверь открыл хозяин-- мужичонка лет сорока. Обра-
довался, залопотал, мешая редкие русские слова со своей родной
тарабарщиной, повел в дом. В доме встретили жена и сын, паре-
нек лет четырнадцати. Все-- бедно одетые, худые.
-Hам переночевать,- сказал Кирилл, но хозяйка уже накры-
вала на стол. Кирилл и Иван оставили в углу вещи, сняли шинели
и присели за стол-- солдату поесть лишний раз грех отказы-
ваться.
Кирилл ел, не чувствуя вкуса, разомлевая от тепла, под
причитания хозяина, рассказывавшего, как плохо было при хор-
рах.
-Лебоссю апри ляваш, ма бельваш, коровку, пюи декошон,
хрю-хрю,- пояснил он,- Этиль всегда хотел делявьянде, мясо, и
молёко, этиль...- Кирилл понял, что он сейчас упадет со стула.
Иван напротив клевал



Назад