91d9175f

Антонов Дмитрий (Грасси) - С Первым Снегом, С Первым Снегом !



Антонов Дмитрий (Грасси)
С первым снегом, с первым снегом!..
Странно смотрелась и странно звучала зима в начале этой недели. Белые,
толстые, словно вышедшие на пенсию балерины, снежинки так и норовили не
просто упасть, а словно бы просыпаться отдельными коммунами на подернутую
мокрым инеем землю.
Было скользко и его вишневое пальто успело покрыться россыпью росинок -
бриллиантов грязи. Где-то впереди лежала станция метро, где то позади была
еще одна, наверное где-то рядом с ними существовали и все остальные, только
ему не было до них никакого дела. Куда он шел, зачем, откуда и когда вышел?
Давно уже забылось, отошло в небытие для него все это, какая в конце концов
миру и ему, как кирпичику мира разница, если кругом взяла да и наступила
зима?
Впереди раздалось тихое поцокивание копыт. Он улыбнулся, опустил руку в
карман и закурил. Тринадцатая в его жизни сигарета. Где-то на дне его
мыслей он надеялся, что темный повелитель откликнулся на его зов и пришел
забрать свою собственность и выполнить его сокровенннейшее желание.
Угрюмая конская морда с зашторенным бельмом глазом появилась из-за
куста и он отчего то вздрогнул и упал на спину. Лошадь вышла из некогда
зеленых зарослей целиком и остановилась рядом, недоуменно склоняя голову. В
зубах у нее болтался кусочек непрожеванного шнурка, в прошлосм служившего
деталью чьей то обуви. а сегодняшний день это перестало казаться забавным -
даже подчеркнуто незнакомая, несвойственная данному предмету локация не
могла вывести его из себя.
Где то на том берегу Борисовских прудов в любой момент мог раздастся
незатейлиый мат и переходящий в бег звук шагов. Потерявшийся всадник. Где
то он сейчас бродит, под какой из старых лип нашел ночлег...
Он поднялся на ноги и в голову к нему пришла нелепая мысль - мысль о
том, что возможно это и есть посланный ему небесами шанс. Он улыбнулся и
неловко, отталкиваясь и подтягиваясь влез в седло. Такой же плохой танцор и
всадник наяву, как великий воин и философ в грезах. Это должно было
получиться легко и изящно, а вылилось в очередной фарс, пусть даже
единственным свидетелем тому был он сам.
Он на секунду замер в седле, осваивая непростую науку держать
равновесие. Когда-то, очень давно, некий Белый Рыцарь учил маленькую
заблудившуюся, но точно знавшую свою конечную цель девочку, что в этом и
кроется секрет великого искусства.
Что нужно говорить, какие слова, он и сам не знал. Hадеялся, верил, что
это придет само, что внезапно реальность перед ним поплывет, подобно
зеркалу широкого пруда и он вернется в мир, который так часто ему снится.
Так всегда происходило в его любимых книгах, так, хотелось ему, должно было
однажды случиться и с ним.
Лошадь под ним напряглась, вздрогнула, чуть было не сбросив его, и
медленными шагами направилась вглубь парка. Вишневое пальто цеплялось за
колючий кустарник своей длинной каймой и вероятно здорово рвалось. Однако
он не придавал этому никакого значения, просто не обращал внимания. Более
всего на свете сейчас ему нужно было ощутить в своих руках холодное
прикосновение предназначенногоему судьбою клинка, меча, который он не мог
не узнать, не мог не вспомнить. Однако этого не было. Как не было и
призрачной луны, сопровождавшей его неизменно в его ночных скитаниях, не
было русалок, выплывших встретить его у моста, не было завораживающего
полета ночного сильфа... Все было не так. Hе так, однако он все еще
отказывался поверить в это.
Около ночного ресторана его сняли с кобылы, пару раз н



Назад