91d9175f

Антонов Антон - Негодяи И Ангелы



Антон АНТОНОВ
Негодяи и ангелы
Негодяй и ангел сошлись как-то раз
За одним и тем же столом,
Негодяю пришло четыре туза,
А ангел остался с вальтом.
И он отстегнул свои крылья от плеч
И бросил на зелень сукна,
А небо украдкой смотрело на них
Сквозь муть и плесень стекла
«Наутилус Помпилиус»
1
— Все ли из судей считают преступления этого человека доказанными?
— Да, — ответили Правый судья.
— Разумеется, — произнес левый.
— Все ли считают, что он заслуживает наказания?
— Да.
— Каков будет приговор?
— Смерть.
«Смерть», — сказали все трое.
— Никто не возражает против смертного приговора? — тем не менее спросил главный
судья еще раз.
— Нет, — ответили остальные судьи.
— Да будет так. Преступник приговорен и должен умереть в любом месте и в любое
время так скоро, как только возможно.
Когда Витек Чебаков в полвосьмого утра, как обычно, сел в свою тачку и вставил
ключ в замок зажигания, какой-то незнакомый длинноволосый блондин с пушистыми
«украинскими» усами и в дымчатых очках склонился к открытому боковому окошку и
спросил:
— Чебаков?
«Менты?», — мелькнуло в голове у Витька, но он тут же отбросил эту мысль, как
заведомо нелепую. Таких ментов не бывает.
— Ну, — ответил он на заданный вопрос, продолжая размышлять про себя.
А хотя бы и менты. Что они могут сделать?
Чебаков привык к тому, что Уголовный Кодекс писан не для братвы. У нее свои
законы и никакие менты бойцам авторитетных группировок не указ.
— Виктор Павлович? — снова задал вопрос незнакомец.
— А не пошел бы ты... — буркнул Чебаков, решив, что отвечать неизвестно кому на
такие наглые вопросы означает уронить свое достоинство.
Повернув ключ, Чебаков хотел уже отъехать, желательно — задев любопытного
патлатого бортом машины, а если повезет — свалив его на землю. Но тут патлатый
произнес: «Я должен был удостовериться», — и, протянув руку в салон, сделал одно
неуловимое движение.
Чебаков со странным звуком повалился грудью на руль.
Блондин спрятал правую руку в карман, а левой засунул за дворник маленькую
карточку, вроде визитки.
И ушел быстрым шагом — за угол, на улицу и бегом к остановке, где как раз
гостеприимно распахнул двери автобус 10-го маршрута.
Блондин уже давно вышел через остановку и затерялся в лабиринте улиц, когда
любопытные мальчишки, идущие в школу, заметили неестественную позу водителя в
одной из припаркованных около дома машин. А потом и кровь. много крови.
— «Казнен по приговору Трибунала», — вслух прочитал старший оперуполномоченный
городского угрозыска Ростовцев надпись на «визитке». — И даже адресок имеется.
— Где? — сразу подскочил к нему Юра Сажин, другой опер, всем своим видом
демонстрируя, что он готов прямо сейчас отправиться по этому адресу и арестовать
злобных убийц еще до того, как они смоют кровь со своих рук.
— А вот, — ответил Ростовцев, щелкая пальцем по нижней кромке карточки, где
значилось буквально следующее:
«Если вам известны преступники, ушедшие от официального правосудия, но
заслуживающие самого сурового наказания или если вы хотите служить делу
установления порядка в стране на постоянной основе, сообщите нам по электронной
почте. E-mail: tribunal@gru.com».
— А-а, — разочарованно протянул Сажин. — И-мэйл. Это нам не поможет.
— А что, разве нельзя узнать, где этот «и-мэйл» находится? И кто владелец?
— Находится он, надо полагать, в Америке, — ответил более искушенный в
компьютерных технологиях Сажин. — Адрес кончается на «com» а это — американская
система.
— А при чем здесь ГРУ?
— По



Назад