91d9175f

Антонов Антон - Чужая Земля 1



АНТОН АНТОНОВ
ЧУЖАЯ ЗЕМЛЯ
КНИГА ПЕРВАЯ
КОРОЛЬ ЗАЗЕРКАЛЬЯ
Прощай, чужая земля,
Но нам здесь больше нельзя,
Мы стали легче тумана,
Мы стали чище дождя
Наутилус Помпилиус
1
Неопознанный летающий объект назвали «медузой» еще до того, как он перестал летать и утвердился на одном месте в Парке Победы недалеко от метро.
Когда объект пролетал над Невским проспектом, направляясь с севера на юг, вся милиция города уже стояла на ушах и поднимала на ноги вышестоящее начальство. И один сотрудник, пытаясь по телефону объяснить кому-то, на что похожа эта штука, подобрал самое подходящее определение:
— Она вроде медузы. Такая круглая, белая и светится. А внизу у нее что-то шевелится.
— Щупальца? — спросил высокий начальник.
— Да нет, не щупальца. Что-то вроде бахромы. Как юбка — сверху узкая, а снизу расширяется.
Начальник мало что понял из этого объяснения, но слово «медуза» стало передаваться из уст в уста и быстро прижилось. Через несколько дней к нему привыкли настолько, что даже стали писать без кавычек.
Медузой в первые часы после ее появления над Балтикой заинтересовалась не только милиция. На подступах к городу ее обстреляли зенитными ракетами, но результат оказался нулевым. В это же время сообщение о медузе пошло наверх по каналам министерства обороны.
Когда медуза, на глазах увеличиваясь в размерах, пролетала над городом, в дело вступили милиция, ФСБ и гражданская оборона. Не осталась в стороне и пожарная команда — были опасения, что медуза при посадке что-нибудь подожжет.
Когда медуза зависла над деревьями на окраине парка, у нее была уже не одна «юбка», а семь. Они выходили одна из другой, образуя как бы семь ярусов, и нижний из них, радиусом не меньше двадцати метров, плавно накрыл тополя и коснулся земли.
Теперь медуза возвышалась на 84 метра и висела над землей неподвижно, только бахрома бесшумно и ритмично колыхалась, делая объект похожим на живое существо.
Милицейские и пожарные машины, которые гнались за медузой по Московскому проспекту, окружили место ее приземления, но пассажиры этих машин сразу же обнаружили, что они тут не первые. Этой ночью в городе проходили выпускные балы, и в Парке Победы, как и везде, гуляли юные компании.
Одна из таких компаний — человек восемь — оказалась буквально в нескольких шагах от медузы.
Девчонки при виде медузы с визгом разбежались кто куда, пара пацанов последовала их примеру (только без визга), но еще трое остались стоять, как вкопанные.
Двое из них просто постеснялись спасаться бегством на глазах подруг. А у третьего подруги не было, и его заинтересовала собственно медуза.
Этого третьего звали Яном Борецким, но естественная, казалось бы, кличка Борец за все одиннадцать лет школьной жизни к Яну так и не пристала — настолько он ей не соответствовал. Невысокий изящный очкарик никакого отношения к борьбе не имел и хорошо относился ко всем школьным предметам, кроме физкультуры и начальной военной подготовки.
Зато Ян был до крайности любознателен и разглядывал теперь медузу с чисто научным интересом.
А медуза вблизи завораживала. На нее хотелось смотреть, не отрываясь — наблюдать за плавным равномерным движением бахромы, за пробегающими где-то под нею огоньками, за мистическим фиолетовым светом, льющимся из-под «зонтика», за сменой узоров, украшающих нижнюю поверхность этого самого «зонтика», текучих узоров, которые ни на мгновение не остаются неподвижными.
Стараясь разглядеть все это получше, близорукий Ян подошел к медузе совсем близко — так, что оказался непосредственно по



Назад