91d9175f

Анненский Иннокентий - Стихи



Иннокентий Анненский
- 8
- Villa nazionale
- В вагоне
- В дороге
- В открытые окна
- Ванька-ключник в тюрьме
- Ветер
- Гармонные вздохи
- Двойник
- Декорация
- Еще один
- Идеал
- Конец осенней сказки
- Который?
- Кулачишка
- Листы
- Лунная ночь в исходе зимы
- Май
- Музыка отдаленной шарманки
- На воде
- На пороге
- Ненужные строфы
- Ноябрь
- Опять в дороге
- Палимая огнем недвижного светила...
- Первый фортепьянный сонет
- Перед закатом
- Петербург
- Под новой крышей
- Поэзия (Над высью пламенной Синая...)
- Поэзия (Пусть для ваших открытых сердец...)
- Призраки
- С четырех сторон чаши
- Свечка гаснет
- Сентябрь
- Смычок и струны
- Снег
- Сонет (Когда весь день свои костры...)
- Среди миров
- Старые эстонки
- Там
- То было на Валлен-Коски
- Тоска припоминания
- Трактир жизни
- У гроба
- Утро (Эта ночь бесконечна была...)
- Хризантема
- Электрический свет в аллее
СРЕДИ МИРОВ
Среди миров, в мерцании светил
Одной Звезды я повторяю имя...
Не потому, чтоб я Ее любил,
А потому, что я томлюсь с другими.
И если мне сомненье тяжело,
Я у Нее одной молю ответа,
Не потому, что от Нее светло,
А потому, что с Ней не надо света.
1901
Поэзия Серебряного Века.
Москва, "Художественная Литература", 1991.
ПРИЗРАКИ
И бродят тени, и молят тени:
"Пусти, пусти!"
От этих лунных осеребрений
Куда ж уйти?
Зеленый призрак куста сирени
Прильнул к окну...
Уйдите, тени, оставьте, тени,
Со мной одну...
Она недвижна, она немая,
С следами слез,
С двумя кистями сиреней мая
В извивах кос...
Но и неслышным я верен теням,
И, как в бреду,
На гравий сада я по ступеням
За ней сойду...
О бледный призрак, скажи скорее
Мои вины,
Покуда стекла на галерее
Еще черны.
Цветы завянут, цветы обманны,
Но я... я - твой!
В тумане холод, в тумане раны
Перед зарей...
Мысль, вооруженная рифмами. изд.2е.
Поэтическая антология по истории русского стиха.
Составитель В.Е.Холшевников. Ленинград,
Изд-во Ленинградского университета, 1967.
В ВАГОНЕ
Довольно дел, довольно слов,
Побудем молча, без улыбок,
Снежит из низких облаков,
А горний свет уныл и зыбок.
В непостижимой им борьбе
Мятутся черные ракиты.
"До завтра,- говорю тебе,-
Сегодня мы с тобою квиты".
Хочу, не грезя, не моля,
Пускай безмерно виноватый,
Глядеть на белые поля
Через стекло с налипшей ватой.
А ты красуйся, ты - гори...
Ты уверяй, что ты простила,
Гори полоской той зари,
Вокруг которой все застыло.
Поэзия Серебряного Века.
Москва, "Художественная Литература", 1991.
СМЫЧОК И СТРУНЫ
Какой тяжелый, темный бред!
Как эти выси мутно-лунны!
Касаться скрипки столько лет
И не узнать при свете струны!
Кому ж нас надо? Кто зажег
Два желтых лика, два унылых...
И вдруг почувствовал смычок,
Что кто-то взял и кто-то слил их.
"О, как давно! Свкозь эту тьму
Скажи одно: ты та ли, та ли?"
И струны ластились к нему,
Звеня, но, ластясь, трепетали.
"Не правда ль, больше никогда
Мы не расстанемся? довольно?.."
И скрипка отвечала да,
Но сердцу скрипки было больно.
Смычок все понял, он затих,
А в скрипке эхо все держалось...
И было мукою для них,
Что людям музыкой казалось.
Но человек не погасил
До утра свеч... И струны пели...
Лишь солнце их нашло без сил
На черном бархате постели.
Серебряный век русской поэзии.
Москва, "Просвещение", 1993.
ТО БЫЛО НА ВАЛЛЕН-КОСКИ
То было на Валлен-Коски.
Шел дождик из дымных туч,
И желтые мокрые доски
Сбегали с печальных круч.
Мы с ночи холодной зевали,
И слезы просились из глаз;
В



Назад