91d9175f

Анненский Иннокентий - Лаодамия



ИННОКЕНТИЙ АННЕНСКИЙ
ЛАОДАМИЯ
ЛИРИЧЕСКАЯ ТРАГЕДИЯ В 4-Х ДЕЙСТВИЯХ С МУЗЫКАЛЬНЫМИ АНТРАКТАМИ
Dum careo veris, gandia falsa juivant.
Ovidius
[Когда я лишена радостей истинных,
мне отрадны и ложные. - Овидий.]
Посв. сыну
ПРЕДИСЛОВИЕ
Трагедия Лаодамии взята нами из античной версии мифа о жене, которая не
могла пережить свидания с мертвым мужем.
Один из любимых мотивов римской лирики и трогательное украшение
саркофагов, эта сказка о фессалийской Леноре не считалась, однако, в
древности богатой сценическими эффектами, и Еврипид с своим "Протесилаем"
был едва ли не единственный греческий трагик, которого она пленила. От
"Протесилая" уцелели скудные отрывки, и ученым не удалось до сих пор
восстановить не только хода действия, но даже содержания этой трагедии.
Мужа Лаодамии звали Иолай, он был сыном Ификла, царил в Фессалии, над
городом Филакой, и был убит на троянском берегу, куда ступил первым.
Протесилай стало его прозвищем, и этим словом отмечалось его
первенство. Дома он оставил, по словам Гомера, "едва заведенное хозяйство"
(B. 701, cf. lat. domum inceptam frustra).
Беглый след мифа о Протесилае в каталоге кораблей стал зерном
Еврипидовой трагедии, но поэт со свойственной ему чуткостью к легендам
страдания перенес ее центр с погибшего героя на его погибающую жену.
Пафос и гибель Лаодамии в последующей литературе и у ваятелей стали,
под влиянием Еврипида, почти исключительным центром художественного
интереса. Только 23-й разговор "из царства мертвых" Лукиана рисует
загробное желание Протесилая, обращенное к Плутону и Персефоне (luc. op. ex
recogn. Jacobitz, I, 177 sq), и там он - первый и главный.
У Еврипида Протесилай назавтра после свадьбы или даже прямо с брачного
пира уходит в поход под Трою, но об этом, конечно, только передавалось в
трагедии. Разгневанная прерванным браком, Афродита не дала Протесилаю и
после его геройской смерти разлюбить Лаодамию, и он вымолил себе у
подземных богов три часа свидания с своей молодой женой. Действие
происходит в Филаке, перед хором местных женщин, мужья которых ушли с
Протесилаем, и это теснее сближало орхестру со сценой. Декорацию составлял
фасад того дворца, где Лаодамия, дочь царя Акаста из Иолка, была новой и
одинокой хозяйкой. Отпущенный из преисподней Протесилай появлялся и говорил
на сцене, но, вероятно, не в виде загробной тени, как Клитемнестра
"Евменид", а так, что жена могла принять его за живого человека. Когда из
его слов, или, может быть, по миновании трех условных часов, Лаодамии
становилось ясно, что возвращение Протесилая, а следовательно, и начало ее
новой счастливой жизни - только обман, она закалывалась или в порыве
отчаяния, или покорная призыву мужа.
Вот остов содержания пьесы Еврипида, как устанавливается он в
современной литературе предмета (см. особенно: Maximilian Meyer, Hermes,
1885, 20. В. Der Protesilaos des Euripides. S. 101-143 и W. H. Roscher,
Lexikon s. v. Laodamia).
Он содержит зерно драмы, но мы еще не различаем в его очертаниях
Еврипида.
В "Протесилае", несомненно, были черты, которые трудно включить в
намеченные рамки. В трагедии играл роль Акаст, отец Лаодамии, и очень
вероятно, по аналогии со старыми отцами в пьесах Еврипида, что роль эта так
или иначе соприкасалась с трагической смертью героини.
Позволю себе выписать по этому поводу несколько строчек из моего
предисловия к переводу "Ипполита": "Еще одна чисто еврипидовская черта в
исходе "Ипполита": этот поэт любит, разрешая драму, т.е. убивая, исцеляя и



Назад