order cialis 20mg online 91d9175f

Анфилов Глеб - В Конце Пути



Глеб Анфилов
В конце пути
1. КАТАСТРОФА
Около трех часов ночи двадцатого дня тридцать пятого месяца полета
"Диана" неожиданно вошла в плотное облако антигаза. Раздался сухой дробный
треск аннигиляции, который мгновенно усилился до верхней критической
величины. Резкие сотрясения и вибрации оглушили и контузили Алексея.
Непослушными, деревянными руками он успел лишь включить программу
тридцатикратного ускорения и грохнулся ничком на амортизатор. Как взревели
фотонные дюзы, он не слышал. А потом, когда антигаз остался позади, когда
завизжал автомат исправления курса и вернулось сознание, он бросился к
иллюминатору, ведущему в астрономический отсек, и понял, что произошло
страшное и непоправимое. Погибла Вера.
Астрономический отсек взрывом пробило насквозь - все три слоя обшивки.
Вдребезги разбился купол микроклимата над постелью Веры. В нагрянувшей
пустоте космоса кровь его жены вскипела, чтобы тут же превратиться в лед.
При тусклом свете уцелевшего электрического плафона была видна белесая
пелена инея, покрывшего стены и пол. Сквозь зияющую дыру в отсек вошел
холод внешней бездны. Холод абсолютного нуля.
Алексею был доступен единственный способ спасения от космического
антигаэа. Способ простой и древний - бегство. Он знал одно: как можно
скорее вырваться из предательской чуждой стихии антиатомов! Чем быстрее,
тем надежнее) Но теперь, после катастрофы, пришла ужасная в своей
неисполнимости мысль: если бы он включил не тридцатикратное, а
двухсоткратное ускорение, может быть все обошлось. Он гнал от себя эту
нелепую и к тому же запоздалую навязчивую идею. Ведь и он и Вера погибли
бы; нет человека, способного выдержать такое ускорение вне
антигравитационной камеры.
Веры нет! Он еще не уяснил до конца эту чудовищную действительность.
Все вокруг было освещено вчерашним, еще теплым присутствием жены. Вот
стульчик, который она выкрутила повыше, чтобы исправить закапризничавшее
телеуправление; вот абажур, разрисованный ее маленькими руками, - домашний
и милый.
Уже трижды "Диана" попадала в сгущения антигаза. Первый раз это
произошло около двух лет назад, когда их корабль еще шел в эскадрилье.
Событие вызвало у Алексея и Веры больше удивления, чем страха. Неожиданный
грохот и мелкая дрожь корабля казались совершенно непонятными. Двигатели в
тот момент не работали, никакой вибрации они вызвать не могли. Лишь по
поведению внешних гамма-счетчиков, которые буквально захлебнулись от
аннигиляционных фотонов, стала ясна природа явления.
Атака антиатомов тогда окончилась благополучно. Разрушений не было ни
на "Диане" ни на других кораблях эскадрильи. Об этом они узнали по радио.
Вторая и третья встречи с космическим антивеществом длились едва
заметные мгновения и тоже не принесли никаких неприятностей.
И настала вот эта, четвертая встреча... Беда обрушилась на "Диену",
ставшую уже одинокой. Уйдя в восточный разведочный рейс, "Диана"
отделилась от эскадрильи и теперь самостоятельно возвращалась на Землю.
На столике пульта управления - ленточка гамма-самописца. Немой,
беспристрастный свидетель катастрофы рассказал всплесками своей, кривой,
что движение сквозь антигаз длилось очень долго - больше секунды.
Значительной оказалась и плотность антивещества, зафиксированная
амплитудой всплеска. Обстоятельства катастрофы выглядели странно,
несовместимо с предсказаниями астрофизики. Столь громадные скопления
антигаза считались невозможными в Галактике Млечного Пути.
Продиктовав все это в диктофон путевого журнала



Назад