91d9175f

Анфилов Глеб - Крылья



Глеб Анфилов
Крылья
Степан Додонов всегда увлекался чем-то необыкновенным. И свои увлечения
он довольно часто менял. Помнятся, он убил целое лето на подводные
мотогонки, с них переключился на живопись люминофорами, а потом принялся
экспериментировать с электродиффузионным генератором запахов, занимавшим
почти половину его ванной комнаты. Переменчивость интересов сочеталась у
нашего Степана с твердой верой в то, что сегодняшнее его увлечение - самое
лучшее, самое полезное, самое нужное. Об этом он твердил при всяком
удобном и неудобном случае, стремясь вовлечь в свои занятия побольше
приятелей. Правда, оратором он был не блестящим. Мы чаще посмеивались над
ним, чем принимали всерьез его идеи. Кипучий, неутомимый, но неотесанный,
порой неосторожный, слишком восторженный и поспешный, Степан нередко
служил мишенью для острот.
Вероятно, только Галочка Круглова, однокурсница Степана, не видела в
нем ничего требующего улучшения. По ее мнению, Степан без своих
странностей был бы вовсе не Степаном. Ну, а он платил Галочке той же
монетой.
Во всяком случае, одна лишь Галя была допущена к секретной папке,
хранившейся у Степана в тумбочке. Там были собраны аккуратно сложенные
газетные и журнальные вырезки.
Первая из вырезок - фотомонтаж кадров научно-популярного кинофильма
"Они почти живые". Фильм этот Степан смотрел раз десять, но снимки бережно
хранил. Тут же очерк "Механохимические двигатели с биотоковым управлением"
из журнала "Природа" и десятка полтора других научных статей со столь же
мудреными названиями. Наконец, в папке лежала пространная газетная
рецензия, в которой рассказывалось о выступлении шестирукого музыканта,
игравшего сразу на рояле, аккордеоне и гитаре. Впоследствии Галя
рассказывала, что в ту пору они со Степаном не пропускали ни одной
гастроли этого, как писали в афишах, "современного будды". И в особый
восторг ее спутник приходил после концерта, когда музыкант выдергивал из
рукавов свои дополнительные хемомеханические руки и складывал их в
чемоданчик.
До поры до времени Степан ограничивался тем, что копил свои заметки,
читал их и перечитывал. Но когда в секретную папку перекочевала из
"Вечерней Москвы" корреспонденция "Открытие спортивного клуба "Живые
крылья", владелец папки потерял покой. Генератор запахов был заброшен. И
пока мы разбирали его детали на карманные излучатели ароматов, Степан
обивал пороги этого клуба.
Что и говорить, Додонов умел добиться своего. Клубное начальство не
устояло против его натиска. Уже через неделю Степан благополучно прошел
медицинское обследование и гимнастическую проверку. Еще неделю спустя он
выдержал теоретический экзамен (чему очень помогли материалы из секретной
папки) и стал кандидатом в члены клуба. Словом, мы и опомниться не успели,
как наш герой приволок в свою комнату то, к чему были устремлены его
помыслы.
Насупленный, взъерошенный, готовый к обороне от шуток, он водрузил на
стол пакет с яркой цветной надписью: "Спортивные ринолиновые крылья МИ-7".
Честно говоря, никто из нас еще не видел вблизи "почти живых" машин. В
ту пору они еще были уникумами. Мы знали только, что все эти искусственные
руки, плавники, крылья действуют по принципу настоящих живых мускулов.
Если их "кормить" особыми растворами, они усердно работают, повинуясь
сигналам биотоков человеческого мозга. Федя Артюхов слышал еще, что МИ-7 -
не самая последняя модель хемомеханических крыльев, что есть более удачные
конструкции.
Мы, разумеется, не преминули разъяснит



Назад